Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Cain und Abel

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:26 

Ну знаете..!

Ахтунг! Кусаюсь!

Простите, барышни. Накипело.

09:26 

Сорвалась

Она шла по аллее парка и гляделась в воду, позолоченную опавшей листвой. Выглядит как начало романа, правда? Что-нибудь в духе Мастера и Маргариты. Девушка была одета в чёрное пальто, простые тёмные штаны, на ногах - даже не элегантные женские сапоги, а нечто грубое, мужское. Такая обувь продаётся в специализированных рок-магазинах. В девушке не было ничего необычного: каштановые волнистые волосы (целая охапка!), очки в тонкой чёрной оправе, задумчивая созерцательная полуулыбка. Поворю: ничего особенного! Даже кленового листочка в руках не несла - что уж там говорить о жёлтых цветах.
Она просто гуляла по парку: то поднимала голову вверх и щурилась на солнце, то останавливалась у воды, чтобы покормить уток, то присаживалась на скамейку и быстро пролистывала путеводитель. Наверное, намечала дальнейший маршрут. Я поймал себя на мысли, что мне жаль, что она не местная. Я уже около получаса следил за ней глазами, сидя на скамейке недалеко от самого проходимого мосточка. Её чёрное пальто то пропадало из виду, то вновь мелькало среди жёлтых пятен парковых деревьев.
Она совсем не замечала меня. Складывалось такое ощущение, что она вообще никого не замечала вокруг. Когда она прошла совсем рядом, едва задев сумкой моё колено, я не выдержал и, позволив ей немного отойти, двинулся за ней. Я то преследовал её, будто какой-нибудь маньяк, то обгонял, чтобы и она не подумала так же, но всё равно старался не уходить далеко вперёд, чтобы не разминуться.
Однако когда я в очередной раз слегка обернулся проверить, со мной ли рядом моя чудная незнакомка, я не увидел её лица. Пришлось повернуть назад. Вскоре я нашёл её. Она сидела на скамейке, в отдалении от прогуливающихся людей, и что-то быстро писала в блокнот, склонившись совсем низко над бумагой.
Я подошёл, сел рядом. Девушка мельком взглянула на меня из-под вороха каштановых кудрей и убрала блокнот в сумку. Мы сидели молча некоторое время. она смотрела прямо перед собой, на воду, на склонённую иву, а я украдкой - на неё.
Неожиданно она произнесла, обращаясь словно и не ко мне, а к раскинувшейся перед ней кроткой природе:
- Любите осень?
- Да, люблю, - честно признался я.
- А за что вы её любите?
- Самое тёплое и красивое время года.
- Тёплое? - девушка слегка поёжилась (ветерок и правда был неласковый) и впервые посмотрела на меня.
Она улыбнулась. У неё чудесная улыбка.
- Вам холодно? - мне захотелось погеройствовать, согреть её любым способом: остановить ветер, нагреть собой Солнце.. или согреть её руки в своих ладонях. - Вы кофе пьёте?
- А что, есть предложения? - она лукаво улыбнулась, и я оказался перед ней совершенно обезоружен.
Пятнадцать минут спустя мы уже сидели в уютном кафе. Там я узнал, что её любимый кофе - гляссе, а ещё - что она очень скромная. Ей почему-то было жутко неудобно, что я угощал её кофе. Наверное, не привыкла.
- Вы местный? - спросила она, делая маленький глоточек.
На губах остался след от мороженого - это ничуть не портило её тихой прелести.
Я улыбнулся.
- Немножко.
Потом мы наконец представились друг другу. У неё очень сильное, волевое имя. Такое имя никак не может принадлежать кроткой скромнице. И вот тут мне по-настоящему стало интересно. Под этой - я уверен - напускной стыдливостью скрывалось нечто куда более оригинальное. Оно изредка проскальзывало в глазах игривым опасным огоньком, но тут же пряталось в пушистых ресницах, и я тщился поймать его.
Мы долго и много говорили. Она оказалась довольно начитанной, здравомыслящей девушкой - сейчас это встречается всё реже. С каждей минутой я со всем бессильным отчаянием осознавал, что проваливаюсь в бездны её зелёных глаз. "Чужое "я" вторгается в твоё: ты расширен - и ты нарушен. Ты только теперь зажил, и твоё "я" умерщвлено" (Тургенев). Когда мы выходили из кафе, я уже был готов признаться ей в любви.
А потом я всё испортил.
Она сказала, что ей пора идти. Я предложил проводить её до метро - она согласилась. Мы попрощались у входа, она спустилась под землю, а я... Я стоял и думал, что я самый распоследний дурак. Я рванулся следом, но так и не смог найти её в толпе.
Я забыл взять её номер телефона.
Я потерял её.
Это было год назад.

12:48 

Цвет: жёлтый

Питер пахнет никотином. А ещё сыростью и дождём.
Нептун зарос зелёным мхом, у его жены Амфитриты огромные, грубые руки и ноги. Храни Петербург, великая Мать, храни его от вод и болот. Дай ещё этого наркотика в лёгкие.
В Петербурге умирают часто - с улыбкой на устах и с огромной любовью в изъеденной душе к этому химерному городу.
В Петербурге сходят с ума.
Однажды я снимал комнату у бабушки 76 лет, и я боялся оставаться с ней один на один. Она говорит, говорит, говорит - а ты понимаешь, что человек уже давно не в себе. И вроде фразы связны между собой, но в целом - полный бред. Глаза отрешённо перебегают из угла в угол, не фиксируясь на лицах, мутный зрачок подрагивает и устало прячется под морщинистыми веками. Страшное зрелище. И очень грустное.

07:56 

Mann Gegen Mann

Мне уже не достаточно глупых игрищ на форуме.
Я лето хочу. И Питер. И тебя.




19:37 

Я не умею нежно, мне нужно – больно,
Тебя зашивать под сердце, под линии на ладонях,
Зубами кусать за шею с глухим ворчаньем,
Так по-кошачьи нежно, по-волчьи отчаянно.

Я не умею тихо, мне нужно – громко,
Ломаться, ломать, после зверем выть над обломками,
Зализывать раны до новой короткой встречи –
То, что мой волк не убил, моя кошка лечит.

Я не умею в спину, мне нужно – в сердце,
Зубами вцепиться крепко, влюбиться, влюбить, раздеться,
Прижаться всем телом, стащить с тихим рыком на пол:
Кошка – до первой крови, волк – до последней капли…


Какого чёрта ты сделал со мной..?)


запись создана: 02.03.2010 в 18:19

07:56 

Гарри Поттер и все-все-все

- Просто эти книги не в силах повлиять
на складывавшееся веками общепринятое мнение.
Особенно если учесть, что на формирование
этого мнения повлиял бестселлер всех времён и народов.
Фаукман вытаращил глаза:
- Только не говорите мне, что в «Гарри Поттере»
речь идёт о чаше Грааля!
- Я говорю о Библии.
Фаукман поёжился.
- Я так и понял.
©Дэн Браун, «Код да Винчи»

- Такая у папы работа, - спокойно объяснила
Светлана, подхватывая дочку на руки. -
Ты же знаешь, он борется с темными силами.
- Как Гарри Поттер, - с некоторым сомнением
произнесла Надя, глядя на меня. Наверное,
мне не хватало очков и шрама на лбу, чтобы
соответствовать высокому образу.
- Да, как Гарри Поттер, Фэт Фрумос и Люк Скайуокер.
© С. Лукьяненко, "Последний Дозор"


Был недавно в книжном, видел в эзотерико-религиозном отделе, рядышком с Кораном, Библией и томиками Блавацкой тонкую книжку, в названии которой фигурировал тот самый Гарри Поттер. Хоть убей не помню точное название и фамилию автора, помню только, что она женщина.
в общем, полистал я её и слезами радости облился: дамочка в пух и прах разносит наши переводы, где Снейп у нас вдруг превратился в Снегга, а Лонгботтом в Долгопупса. Но что-то пожалел я денег.
Что касается перевода, знаю я одного паренька, учится сейчас в Англии, в аспирантуре, а сам вообще из Москвы. Филолог, знает кучу языков и, увлекаясь в своё время поттерианой, перевёл одну из книг на латынь. По-момему, это достойно уважения. Жаль только, что такие переводчики покидают нашу страну, вот и остаётся всяким росмэновцам издеваться над первоисточниками, искажая всё, что только можно.

Собственно, к чему я о ГП? Гриффиндорский принц, рад видеть тебя в своём дневнике!:friend:
И тебе вот такая приветственная песенка! Ты же знаешь, я падок на странные песенки..)


14:19 

У нас было два пакетика травы, 75 ампул мескалина...

Новый год в тесном дружеском коллективе - что может быть лучше?
Со мной всё хорошо, я здоров как бык.. вернее, тигр!
Вчера корчил из себя полосатую уссурийскую кошку, ага) Кажется, кто-то пытался посадить меня на цепь, но я не совсем уверен...
Брат подарил ловец снов - это чтобы я спал лучше. А то и правда в последнее время кошмары замучали. Я тут же прикрепил его над кроватью и спал в эту ночь как убитый. Но я не слишком уверен, что это заслуга шаманской игрушки. Скорее, спасло приличное количество алкоголя в крови.

В общем, всех - и нас, и вас - ещё раз с Новым Годом!
А я пошёл за минералкой.

08:28 

Если случится, что тебя ранят, не бойся позвать меня.
Позови меня, где бы ты ни находился, даже с ложа позора.
И я приду к твоей двери - пусть все дороги покроются колючими шипами - меня ничто не остановит.
Я не хочу, чтобы кто-нибудь другой, будь он сам Господь Бог, поправлял подушку у твоего изголовья.

© Габриэла Мистраль

16:23 

Близнецы

Я видел спор двух близнецов. Как две капли воды походили они друг на друга всем: чертами лица, их выражением, цветом волос, ростом, складом тела — и ненавидели друг друга непримиримо.
Они одинаково корчились от ярости. Одинаково пылали близко друг на дружку надвинутые, до странности схожие лица; одинаково сверкали и грозились схожие глаза; те же самые бранные слова, произнесенные одинаковым голосом, вырывались из одинаково искривленных губ.
Я не выдержал, взял одного за руку, подвел его к зеркалу и сказал ему:
— Бранись уж лучше тут, перед этим зеркалом... Для тебя не будет никакой разницы... но мне-то не так будет жутко.

(И.С Тургенев, Февраль, 1878)

07:09 

Монастырь господа нашего Аполлона

Вагинов поэт. У него есть прекрасные стихи о Петербурге, но ЭТО... Мягко говоря, потрясает. Я не буду выкладывать весь текст, хоть он и небольшой. Его легко найти в интернете (первая же ссылка).


И возгорелась любовь моя к Господу нашему Аполлону и прекрасному телу человеческому. Жалко смотреть на Бога нетленного, в тлении поверженного. И восхотелось мне вернуть ему млеко и вино радости и жизни, снова Храм его воздвигнуть.
Братья художники, образуем монастырь Господа нашего Аполлона. Будем трудиться во славу его. Тяжел путь, но радостна вера в воскрешение его.
***
Когда я взвешивал рифмы, явилась мне женщина. И в скуле ее была скрипка, и в глазу папироса, и была она суха и жестка и желта, и сказала: "Я Венера твоя".
И закрыл я лицо руками. Но она уже уходила и кричала: "Верни мне мою молодость, верни мне прекрасную молодость мою!"
***
Вышли мы из дому нашего и проснулись в стране, где вертятся горы. И увидели Аполлона, лежащего посреди нас со сломанной ногой, в коей торчали автомобили и рельсы и вместо крови струилась нефть. Построили носилки мы в 36 локтей ширины и 36 длины и положили на них Бога нашего. И отправились и проснулись у ворот обители нашей.
И вошли мы в ворота и положили Бога под липами. И удалились в трапезную и предались горести. Подходил к окнам и смотрели на него и плакали. И когда покраснела кровь наша, приступили к лечению его. Отрядили трех послов в страну Элладскую, но не вернулись они.
Опять явилась Венера нам и сказала: "Не нашли они лиры со струны, из звона моря состоящими".
И открыли мы лечебник и прочли: "При сифилисе необходимо ртутное лечение".
И спросили мы себя, как лечить сифилис Господа нашего. Ритмом, рифмами или образами.
Решили: сердцем, кровью, дыханием своим.
***
читать дальше
© К. Вагинов, "Монастырь господа нашего Аполлона", 1922г.

19:12 

Ты обнимаешь меня

Небо сегодня по-особенному восхитительно. Я смотрел в него, долго, неотрывно, я купался в этой иссиня-чёрной бездне. Я смотрел и думал: "Господи, спасибо тебе. За это небо, за эти звёзды. За то, что могу видеть их, за то, что я есть и они есть.". Я думал о том, как бы мне хотелось сейчас обнять это небо, прижаться щекой, чтобы не всасывала больше жидкая земля, не хваталась за мои ноги. Отпустила. Чтобы дышать ветром, чтобы греть руки в звёздном огне.
Я люблю небо.
Иногда думаю, что я - это оно.

10:04 

Дневник Сатаны

Твой разум как нищенская сума, в которой только куски черствого хлеба, а здесь нужно больше, чем хлеб. Ты имеешь только два понятия о существовании: жизнь и смерть – как же Я объясню тебе третье?
* * *
Одной минуты в Моем вочеловечении Я не могу вспомнить без ужаса: когда Я впервые услыхал биение Моего сердца. Этот отчетливый, громкий, отсчитывающий звук, столько же говорящий о смерти, сколько и о жизни, поразил Меня неиспытанным страхом и волнением. Они всюду суют счетчики, но как могут они носить в своей груди этот счетчик, с быстротою фокусника спроваживающий секунды жизни?
* * *
Когда ты влюбляешься в женщину, Мой земной товарищ, и тебя начинает трясти лихорадка любви, ты считаешь себя оригинальным? А Я нет. Я вижу все легионы пар, начиная с Адама и Евы, Я вижу их поцелуи и ласки, слышу их слова, проклятые проклятием однообразия, и Мне становится ненавистным Мой рот, смеющий шептать чужие шепоты, Мои глаза, повторяющие чужие взоры. Мое сердце, покорно поддающееся дешевому заводному ключу. Я вижу всех спарившихся животных в их мычании и ласках, проклятых проклятием однообразия, и Мне становится омерзительной эта податливая масса Моих костей, мяса и нервов, это проклятое тесто для всех. Берегись, Вочеловечившийся, на Тебя надвигается обман!
* * *
…Я сам слишком вочеловечился, чтобы не простить другому попытки обожествиться.
* * *
И что за великий лжец, который умеет обманывать только других? Солги себе так, чтобы поверить – вот это искусство!
* * *
Ты знаешь, что такое театр кукол? Когда она кукла разбивается, ее заменяют другою, но театр продолжается, музыка не умолкает, зрители рукоплещут, и это очень интересно. Разве зритель заботится о том, куда бросают разбитые черепки, и идет за ними до мусорного ящика? Он смотрит на игру и веселится. И Мне было так весело – и литавры так зазывно звучали – и клоуны так забавно кувыркались и делали глупости, - и Я так люблю бессмертную игру, что Я сам пожелал превратиться в актера… Ах, Я еще не знал тогда, что это вовсе не игра и что мусорный ящик так страшен, когда сам становишься куклой, и что из разбитых черепков течет кровь…
* * *
Как жаль, человече, что для обмена мыслями мы должны прибегать к услугам такого скверного и вороватого комиссионера, как слово, - он крадет все ценное и лучшие мысли портит своими магазинными ярлыками.
* * *
И еще мне нравится, что здесь так почтительно сохраняют обломок мраморной ноги, какую-то каменную подошву с кусочком пятки. Как осел из Иллинойса, я совершенно не понимаю, что в ней хорошего, но уже верю, что это хорошо, и меня трогает твоя осторожная бережливость, человече. Береги! Ломай живые ноги, это ничего, но эти ты должен сохранять. Очень хорошо, когда две тысячи лет живые, умирающие, постоянно меняющиеся люди берегут холодный осколочек мраморной ноги.
©Леонид Андреев, «Дневник Сатаны»

08:18 

Мария, отдохните немного!

"Дневник Сатаны" Андреева. Познавательная книженция. Думаю написать сюда некоторые выдержки и цитаты. Но это потом, когда прочту.
Сейчас вспоминается Геннадий Алексеев

В музее

У богоматери
было очень усталое лицо.

- Мария, - сказал я, -
отдохните немного,
я подержу ребенка.

Она благодарно улыбнулась
и согласилась.

Младенец
и впрямь был нелегкий,
он обхватил мою шею ручонкой
и сидел спокойно.

Подбежала служительница музея
и закричала,
что я испортил икону.

Глупая женщина.

14:45 

Когда темнота ночи
стала темнее темноты слепых,
- «Светает», - сказали слепые.

12:47 

Луна над Кармелем

19:07 

Четыре тебя: день четвёртый

Есть два способа жить: совершенно законно и почтенно ходить по суше - мерить, взвешивать, предвидеть. Но можно ходить по водам. Тогда нельзя мерить и предвидеть, а надо только все время верить. Мгновение безверия - и начинаешь тонуть.


18:14 

Четыре тебя: день второй

Возьми из рук моих горсть земли сырой.
Взрасти своё Дерево Жизни.


15:42 

«Солнце взошло над землею, и Лот пришел в Сигор. И пролил Господь на Содом и Гоморру дождем серу и огонь от Господа с неба, и ниспроверг города сии, и всю окрестность сию, и всех жителей городов сих, и произрастания земли».
Такие дела.
В обоих городах, как известно, было много скверных людей. Без них мир стал лучше. И конечно, жене Лота не велено было оглядываться туда, где были все эти люди и их жилища. Но она оглянулась, за что я ее и люблю, потому что это было так по-человечески.
И она превратилась в соляной столб. Такие дела.
Нельзя людям оглядываться.
©Курт Воннегут, «Бойня №5, или Крестовый поход детей»

19:54 

Лирика

Я понимаю, что не буду оригинален, если напишу это стихотворение - оно явно из разряда кочующих.
Но понравилось же!

Юзек просыпается среди ночи, хватает её за руку, тяжело дышит:
«Мне привиделось страшное, я так за тебя испугался…»
Магда спит, как младенец, улыбается во сне, не слышит.
Он целует её в плечо, идёт на кухню, щёлкает зажигалкой.

Потом возвращается, смотрит, а постель совершенно пустая,
- Что за чёрт? – думает Юзек. – Куда она могла деться?..
«Магда умерла, Магды давно уже нет», – вдруг вспоминает,
И так и стоит в дверях, поражённый, с бьющимся сердцем…

Магде жарко, и что-то давит на грудь, она садится в постели.
- Юзек, я открою окно, ладно? - шепчет ему на ушко,
Гладит по голове, касается пальцами нежно, еле-еле,
Идёт на кухню, пьёт воду, возвращается с кружкой.

- Хочешь пить? – а никого уже нет, никто уже не отвечает.
«Он же умер давно!» - Магда на пол садится и воет белугой.
Пятый год их оградки шиповник и плющ увивает.
А они до сих пор всё снятся и снятся друг другу.
©Елена Касьян

09:33 

Это просто игра

Давай сыграем в шахматы. Я буду играть фигурами, а ты – перемещать клетки. Поймаешь ли меня, если я выйду за пределы доски?
(в разлинованное сентябрьским дождем небо)
и дальше – в молекулу воды, структуру атома, вглубь, в иное измерение вещей.

Черно-белые начинают и выигрывают в один ход.

главная